Созданная Шоу в ответ на призыв поклонников написать пьесу про Дон Жуана, пьеса предлагает трактовку мифа о роковом любовнике, погруженную в культурную атмосферу Англии начала XX века и пропущенную сквозь фильтр навеянных Ницше социально-философских идей самого драматурга. Современный Дон Жуан предстает в пьесе образованным плейбоем-анархистом в самом расцвете сил — автором «Карманного руководства революционера», приложенного к пьесе, которого умирающий миллионер назначает одним из опекунов своей юной дочери Анны. Пропитанные фирменным остроумием Шоу, перипетии сближения свободомыслящего Таннера и его молодой протеже, склонной к тому, чтобы сделать нового Дон Жуана своим супругом, и составляют основу действия пьесы, третий акт которой полностью оккупирован знаменитой интерлюдией — беседой настоящего Дон Жуана с дьяволом в аду.